"Служебный роман": "подлецы" и "герои"


Текст: Олег Таценко
(Facebook)


Судя по постам и комментам в ЖЖ и не только, произошла переоценка ценностей, представленных советским кинематографом. В основном достается фильмам Рязанова - "Ирония судьбы.." и "Служебный роман". В последние дни из-за ухода Николая Караченцева под раздачу попал и "Старший сын".

Я просматриваю обычно все посты на подобные темы, иногда забираюсь и в комменты. Несколько месяцев назад, уже не помню где - пытался найти, но не получилось, кажется в комментариях, автор излагал, довольно доходчиво, свой взгляд на героев "Служебного романа". С его современной точки зрения, Новосельцев подлец и карьерист, а вот Самохвалов - светлая личность. И Рыжову "светлая личность" ловко на место посадила, и карьеру завидную сделала, и при деньгах, и при привлекательной жене. Да и мужчина Самохвалов, что надо, залюбуешься. Вот такому-то и надо подражать в реальной жизни, на такого ориентироваться. Ну, и по Рыжовой комментатор лихо прошелся. Тут я с ним почти согласен. А вот насчет "подлеца" Новосельцева и "героя" Самохвалова - никак.

Служебный рома

Такова уж сила искусства, таков уж талант режиссера Эльдара Рязанова и сценариста Эмиля Брагинского, что фильм "Служебный роман", снятый более сорока лет назад, до сих пор волнует и задевает за живое. Но как бы лучше выразиться... "О времена, о нравы!" - волнует и задевает в русле современных нравов.

Кино - это не жизнь, в нем все подчинено развитию сюжета. И когда рассуждают о поступках Самохвалова, в том числе о письмах Рыжовой, которые он передает в местком, как-то забывают, что Самохвалов один из винтиков сюжета и все его деяния продиктованы тем же сюжетом. Потому что главная линия повествования Новосельцев-Калугина невозможна без Самохвалова. И без писем Рыжовой тоже.

Но это все - драматургия. А события "Служебного романа" до сих пор рассматривают с жизненных позиций. И больше всего волнует история с письмами - правильно поступил Самохвалов, выставив их на суд общественности, или неправильно. Collapse )

Баня как праздник или "Детсад для пенсионеров"


Текст: Олег Таценко
(Facebook)


Страшены, приют

"Rasarit" - это "Солнечный восход".

Я не знал, ехать мне в Страшены, или не ехать - погода пасмурная, сырая, необычно теплая для конца осени и настораживают низкие тучи: а если дождь? Несколько раз смотрел в окно, оглядывал наглухо серое небо. Ни к селу, ни к городу вспомнил, что Страшены - родина группы "Здоб ши Здуб" и потому журналисты окрестили Страшены молдавским Ливерпулем. Меня это сравнение почему-то успокоило, я быстро собрался, сел на рейсовую маршрутку и с легким сердцем поехал в Страшены. "Не напишу, - подумал я уже в дороге, - так покатаюсь".

В общем, приехал

Поздним утром, когда день уже устоялся, я сошел с маршрутки на автовокзале Страшен. Все еще смущало низкое неприветливое небо. Дождя, однако, нет. А даже если и пойдет - я все равно уже в Страшенах, отступать поздно.

В городе текла обычная будничная жизнь. Работали бары, правда, их не много, но они открыты и ожидали посетителей. Мне стало интересно, как и чем в барах моют посуду, ведь в городе такие перебои с водой - ее, буркутную, с сильным запахом сероводорода, дают всего два раза в неделю, тонкой струйкой на несколько часов. "Чем и как вы моете посуду" - вопрос провокационный, а решимости почему-то маловато, и я захожу в бар немного погодя, набравшись смелости.

В баре даже не полумрак, а мрак, день пасмурный, окна в наклейках "Bar", "Bere", "Пиво" плохо пропускают серый дневной свет. За первым же столиком поблескивают глаза и стекло пивной бутылки единственного посетителя.

Мой вопрос: "Чем вы моете посуду?" - пугает буфетчицу. "Вам какое дело!? - спрашивает она с вызовом, - Вы, что, из санитарного контроля?"

Удостоверение газетного корреспондента ее немного успокаивает. "Какая там посуда, - говорит она, пряча кисти рук под широкие лямки передника, - Все, что пьется, продаем в бутылках. Мыть за каждым стаканы - замучаешься носить воду из колодца".

Мужчина между тем докончил свое пиво и принес бутылку буфетчице. "Какая там вода, - начал он, - Из крана если и течет - то вонючая, буркутная, да и ту дают когда хотят. Мы не видели нормальной воды много лет. Мой младший и не представляет, что из крана может течь питьевая вода. Живем как в каменном веке, - в его голосе послышался металл ярости и злости. - А ведь у нас была очень хорошая вода, теперь ее разливают по банкам и бутылкам, чтобы продавать в Кишиневе. Источник - 20 километров отсюда. Может быть слышали: "Хорошая вода" называется?"

Мужчина говорил бы и дальше, он уже успел спросить из какой я газеты, но буфетчица напутала со сдачей, мужчина отвлекся, и я воспользовался случаем, чтобы улизнуть. Разговоры, когда один изливает раздражение на другого, ни к чему хорошему не приводят. А мне еще искать этот завуалированный "Водоканал". В Кишиневе мне сказали, что он в центре Страшен. И где же? Похоже, что местные и не подозревают о такой организации - сколько не спрашиваю, они только пожимают плечами.

А город, несмотря на безводье, не выглядит грязным или обреченным. Идут молодые родители с детьми на руках, подростки с портфелями и рюкзаками из школы, молодые девушки рассматривают глянцевые журналы в витрине киоска, дорожные рабочие в красных комбинезонах отпускают шутки полицейским, перекрывшим центральную улицу Страшен. В тот день на центральной магистрали города наносили дорожную разметку. Да, город не производит впечатление неухоженности и неумытости - на балконах девятиэтажек даже сушится выстиранное белье, но ценой каких усилий жителям Страшен приходится мыться, готовить пищу и прибираться в доме - знают только они.

Действительно, с водой плохо

Наконец, две довольно статные пенсионерки, в которых до сих пор чувствуется уверенность бывших партработниц, взялись объяснить, как найти местный "Водоканал": "Пройдете по мосту через железную дорогу, мимо базара и направо". "А что у вас действительно нет в городе воды?" - завязываю с ними разговор. Пенсионерки для журналистов - находка, они всегда готовы поговорить и рассказать то, о чем, направляясь в командировку, даже не думал.

"Нет, воды, - сказала женщина, та, что потемнее и в очках. - Дают два раза в неделю: по вторникам и по пятницам, с восьми до десяти вечера. Вода буркутная, сероводородная, пить нельзя и течет тоненькой струйкой. Я живу вон в той девятиэтажке". Она показала на панельный дом, рядом с брошенной стройкой - из пожухлого бурьяна выглядывал бетонный фундамент. "Когда в 1990 году получали квартиру, - продолжала она, - вода была круглосуточно - и холодная и горячая, а сейчас рады любой воде. Даже буркутной. Так и ту дают нерегулярно. На прошлой неделе дали воду один раз. Говорят потому, что у "Водоканала" большие долги за свет".

"Да нет, - возразила ей светловолосая собеседница, - Я работала заведующей детским садиком, вот там, на горе, - она махнула на склон, усеянный одноэтажными домами и голыми акациями, - проблемы с водой были и тогда. Это тут, в низине, воду давали без перебоев".

"Ну, не знаю, может быть, - не стала возражать подруга. - Но такого безобразия не было".

Я блокнотом в одной руке, ручка в другой: "А с нормальной водой как у вас? Пить, там, готовить"?

"А как с водой, - заговорила светловолосая, - колодцы во дворах вырыли. Собираются трое-пятеро мужчин, кто умеет - и роют между многоэтажек колодцы. Только нам тяжело - попробуйте пожилому человеку поднять воду пусть на третий этаж. Платим - раньше 50 бань за ведро, теперь по лею. Вон моя соседка Тамара, живет на шестом этаже. Она больная, на улицу выходить не может, и что ей делать? - платит за ведро 2 лея".

Выручают колодцы во дворах

"Так, что у вас вообще негде нормально помыться"? - продолжаю я наседать своими вопросами. Продолжение здесь


Страшены, колодец

"Волга" начинающего коллекционера


Олег Таценко
(Facebook)


В 1962 году "Волгу" снова осовременили. Придавал вторую молодость автомобилю все тот же Лев Еремеев, и сделал он свою работу исключительно удачно. Именно этот облик и связывают с "настоящей" "Волгой" ГАЗ-21.

ГАЗ-21Р

ГАЗ был не готов к разработке и производству принципиально нового легкового автомобиля. Поэтому речь шла о легком рестайлинге устаревающей "Волги" и продлении ее конвейерной жизни. Работу получили все тому же Льву Еремееву - главному художнику-конструктору ГАЗа и он справился с заданием блестяще. Образ "Двадцать первой" связывают именно с этим "третьим" обликом, и не с каким другим.

Обаяния придали автомобилю новые бампера - с них исчезли "клыки", они стали двухцветными - снизу крашенные, сверху - хромированные. Облицовку поменяли на "китовый ус", оленя, в целях безопасности, убрали окончательно. Еще добавились некоторые дизайнерские мелочи и все это вместе создало внешность самого популярного советского автомобиля.

Волга

- По крайней мере, - объяснял менеджер салона ретроавтомобилей, - начинающие коллекционеры берут старт именно с "Волги" "третьей серии". Многие хотят приобрести старый автомобиль, чтобы с нашей помощью Collapse )

И еще: "Детский сад" для пенсионеров

"Это машина Стелькина, а он - взяточник..."



Олег Таценко
(Facebook)


"Волга" "второй серии", она же ГАЗ-21И. "Волг" этой версии выпустили около 170 тысяч.

ГАЗ-21И

От идеологического символа, отличавшего "Волгу" "первой серии" и погубившего ее экспортную репутацию, на следующей версии не осталось и следа. "Второй" вернули первоначальную облицовку "акулья пасть", крашеную под цвет кузова. На мой взгляд, маршал Жуков был прав, бракуя "акулью пасть". Грубовато она смотрится. "Вильямсовская" более "легкая" на вид, только не стоило пихать в ее центр диск со звездой.

На Западе обновленную "Волгу" продолжали рекламировать как надежный и простой автомобиль, который, Collapse )

И еще: Коньячный фельдмаршал князь Витгенштей

"Волга" от маршала Жукова



Волга хот-род

Стране нужен классический седан

Слушать моего сопровождающего одно удовольствие, совсем молодой, немногим больше двадцати, молдаванин, а русским владеет - обзавидуешься. Почти и править запись с диктофона не пришлось - так и ложился текст на клавиатуру - легко и просто. Итак:

Сделать первый "газовский" седан попытались в конце 1940-х. И действовали оперативно. Начинался 1948 год, "Победу" еще толком до ума не довели, но уже взялись разрабатывать ее вариант в кузове "седан". Работу поручили московскому НАМИ (Научно-исследовательский автомоторный институт). Надо сказать, с работой конструктора справились.

В НАМИ хватило смелости поручить эту работу сразу двум художникам-конструкторам. Пусть каждый представит свой образец, чтобы было из чего выбирать. Collapse )


И еще: Три судьбы монитора "Бессарабия"

Немецкие корни "Победы"



ГАЗ М20

Сначала был эскиз Бродского

И сделал он его в 1938 году. До сих пор ведутся споры - была ли "Победа" первым в мире автомобилем понтонного типа. Не была. Дух понтонного дизайна - без выступающих крыльев, подножек и фар с начала 1930-х годов витал над автомобильной Европой и Америкой. Первым из серьезных экспериментаторов был венгр Пауль Ярай. У него перехватил эстафету чех Ганс Людвинка. Он работал на "Татру" и до войны создал несколько пробных моделей. По тем годам их дизайн считался настолько авангардным, что в 1935 году одну из моделей Людвинки задействовали в британском художественном фильме - его сюжет разворачивался в далеком будущем.

"Понтонные" разработки появились и в Америке, но дальше экспериментальных моделей не пошло: публика не одобрила - привыкла к подножкам и выступающим крыльям. Валентин Бродский работал главным художником и конструктором ГАЗа и не мог не знать о новых веяниях в автомобильном дизайне. А на вкусы публики в довоенном СССР внимания не обращали. Поэтому у Бродского была полнейшая свобода - рисуй, что хочешь, главное, чтобы понравилось руководству страны. У Бродского получилось: и руководству понравилось и в своем эскизе он ухватил черты, которые после войны станут главными для всех мировых автопроизводителей.

Бродский

Снимок с сайта ru.wikipedia.org

Будущий автомобиль собрались назвать "Родина", и родина щедро оценила талант Бродского - осенью 1939 его отправили воевать с Финляндией. Финской войне не хватало именно главного конструктора ГАЗа. Поэтому доводил "Победу" до производственного образца художник-конструктор Вениамин Самойлов. К лету 1944 года он изготовил полномасштабный макет, который под маркой ГАЗ-М20 запустили в производство в июне 1946 года.

Да, по дизайну ГАЗ почти вырвался в мировые лидеры, а вот с конструктивом были проблемы.

Работая над ходовой "Победы", тщательно изучали легковую немецкую автотехнику - все достойные внимания трофеи тащили на Горьковский автозавод. Советским автоконструкторам не хватало опыта: на ГАЗе до войны выпускали всего две легковые модели - перелицованные "Форды". Поэтому копировали конструкцию трофеев. Оттого ходовая "Победы" почти не отличается от ходовой немецкого "Опель-капитан" 1938 года.



"Опель-капитан 1938 года. Снимок с сайта pixbay.com

"Победа" едва не стала первым в мире серийным автомобилем "понтонного типа". "Едва", потому что американцы, пусть и на крутом повороте, обошли советский автопром - 29 мая 1946 года компания "Кайзер" начала выпуск "понтона". "Победа" задержалась ровно на месяц.

Collapse )

И еще:

1. Коньячный фельдмаршал князь Витгенштейн

2. Три судьбы монитора "Бессарабия"

Лютый декабрь в фотоочерке Александра Димитрова

Текст: Олег Таценко
(Facebook)



Фото: Александр Димитров (Facebook)

Алекс Федорович известный в Молдове карикатурист. Но в последние годы он приобретает известность, как достаточно самобытный фотограф.

Где и как Александр Федорович делает свои фотографии?

Алекс Федорович любит животных. Особенно кошек. Особенно кошек, обитающих на его дачном участке. Они чувствуют его любовь и отвечают ему тем же. То есть безудержно размножаются, как умеют размножаться только кошки и тараканы.

Алекс Федорович как может старается бороться с этим демографическим взрывом: стерилизует их за свой и чужой счет. Но кошачьи не ценят стараний Алекса Фёдоровича и, хоть и меньшим составом, но продолжают размножаться. Да и чего бы им не размножаться, если три раза в неделю, нагрузив свой рюкзак кошачьим провиантом, Алекс Федорович отправляется на дачу, несмотря на снег, морозы и секущий ветер.

На своей даче Алекс Федорович и делает большую часть своих фото. Некоторые едут за границу, забираются в пустыни, поднимаются в горы, ныряют в тропических морях. Александру Димитрову для самовыражения вполне хватает небольшого дачного участка и дороги на дачу и обратно.

Декабрь Снегопад

01. Ночью прошел обильный снегопад. Сойдя с автобуса в селе Крузешты Александр Федорович делает первый "ажурный" снежный снимок

Декабрь Зимний лес

02. Выйдя из села, фотограф делает изрядный крюк, чтобы пройти через небольшую, но очень живописную рощу. Она начинается почти сразу за селом - тихая, морозная, заснеженная.

Лес в декабре

03. Здесь Александр Димитров делает лесное "ажурное" фото

зимнее фото

04. Живописная находка по пути

Заброшенный дом

05. Иногда Федырыч проходит через соседние села.
В одном из них он сфотографировал брошенный дом

Снежное поле

06. Дачи там, за заснеженным полем

Верстовой столб

07. Граница дачных участков - покосившийся разделительный столб

Нахальный кот

08. Кошки издали чувствуют приближение хозяина. Самые нетерпеливые и нахальные перехватывают Александра Федоровича по пути

Коты поджидают хозяина

09. Более выдержанные (а может быть, ленивые) стоически ждут на даче

Собака ждет хозяина

10. Алекс Федорович не забывает и собак. Они встречают его на дороге. Коты не пускают их на дачный участок, пуская в ход когти, зубы, выгнутые спины и злобное шипение. Алекс Федорович
кормит шавок батонами и куриными наборами.

Продолжение здесь

Серджиу Пуйкэ: "Я случайно попал под крокодила..."

Текст: Олег Таценко
(Facebook)


Вы себе представляете, что значит брать интервью у молдавского карикатуриста и художника? Это много вина и творческой болтовни - и ни слова по делу. А когда их трое? Вина еще больше и разного, хотя все вроде бы непьющие. До сих пор удивляюсь, как я собрал тогда материал для интервью. Итак...

Диплом имени Андерсена - это все-таки не куриные яйца

Напрасно я объяснял, что не понимаю в живописи. "А тебе и не надо понимать, - настаивал редактор. - Ты много понимал в птицеводстве, когда писал о яйцах? Задай этому Пуйкэ пару вопросов, остальное он сам
расскажет".

Beatles
Вот "этому Пуйкэ" я должен задать "пару вопросов". Видите, как он "рад". Алекс Димитров мастерски схватил "радостную реакцию художника" на мое предложение взять у него интервью. Ну, а что делать, получил знаменитый диплом Андерсена - отдувайся. Фото: Александр Димитров

"Расскажет, расскажет...", хорошо, что у меня есть знакомые среди художников. Набираю первый же номер - Виктора Круду. Он карикатурист, хотя по количеству международных дипломов еще не догнал Пуйкэ: "Да, я знаю, он диплом Андерсена получил... Его дают только детским художникам, а я представь, сейчас в Кишиневе... Приехал поздравить Пуйку, так что давай вместе... Я и вермут привез".

Появляется знаменитый молдавский вермут

У Виктора Круду есть особый пунктик: иногда он любит доказывать, что молдавский вермут ничуть не хуже итальянского "Мартини". Живет Виктор Круду в Угненах - город на румынской границе, и когда приезжает в Кишинев, действительно привозит замечательный розовый вермут. Одевается Виктор элегантно, но не броско. Когда надевает плотное серое пальто, то своей бородкой и очками в тонкой оправе, похожими на пенсне, смахивает на интеллигентного земского доктора из чеховских рассказов, который в свободное время любит постоять на природе перед мольбертом.

Школьная тетрадь
Оформление школьной тетради

Это хорошо, что с Виктором вместе - подскажет, что и как у Пуйкэ спрашивать. Мне как-то дали задание написать об одном болгарском художнике - уроженца юга Молдовы. Он веселый, полный, бородатый, картины по стенам мастерской развесил: "Смотрите, вникайте, ощущайте, и пишите". Я масло от акварели отличить не могу, а он - "вникайте". Конечно, что-то написал, больше о том, какой художник проворный и жизнерадостный, но с тех пор стараюсь живописцев обходить стороной. А тут - пиши о Пуйкэ! Какое счастье, что Виктор Круду вовремя из Унген приехал.

Пуйкэ ожил, обрадовался, когда я по телефону сказал, что с Виктором приду: "Конечно, конечно, в три устроит?" Стоял хмурый февраль, зарядили нудные мелкие дожди. По пути мы с Виктором завернули в супермаркет, купить что-нибудь под вермут.

"Виктор, - обращаюсь я в супермаркете к Круду, - тебе знакома эта бородатая нестриженая личность в синей куртке?" "Какая?" "Да вон та, у кассы рассчитывается, лохматая, суетливая, на левую ногу припадает, и фотоаппарат на боку?" "Димитров, что ли?" "Он самый. Уж не к Пуйкэ ли он навострил лыжи?"

Федырыч пробирался тайно

Алекса Димитрова - "Федырыча", - вы наверное знаете. Он газетный карикатурист. Рисует в основном карикатуры на наших политиков. Один из наших прежних президентов так любил карикатуры Димитрова на себя, что даже их коллекционировал. Представляю интерес и любопытство, с каким президент по утрам брал газету в руки: "Как в этот раз Димитров нарисовал меня?" Рассказывали, что президент очень расстраивался, когда не находил себя на "димитровских" карикатурах и устраивал разносы своим министрам. До нас доходили слухи, что министры по очереди звонили нашему редактору: "Умоляю, пусть ваш карикатурист нарисует, порадует президента..."

Мы тут же сделали Федырыча виноватым: "Ты, случаем, не к Пуйкэ собрался? Что?!! Ах, так! И без нас!!!" Он принял наши шутки за чистую монету, перепугался, глазки вытаращил, стал оправдываться в стиле "не корысти ради...". Он действительно собирался к Пуйкэ, купил небольшой торт: "Ну, как же! Такая награда, надо поздравить, надо".

Одуванчик в телогрейке

Серджиу Пуйкэ с утра работал как заправский художник, даже нарисовал иллюстрацию для "Снежной королевы", но потом начал волноваться - что этот журналист спрашивать будет - начал зябнуть (от волнения) и последний час ходил из угла в угол, ероша белую шевелюру и почесывая бороду, так что когда мы ввалились в этот храм детского рисунка, его обитатель напоминал растрепанный одуванчик в меховой телогрейке бессарабских пастухов и турецких красных тапочках. Художник серьезно готовился к встрече журналиста - угощение приготовил: колбаса, сыр, плацынды, а тут кроме журналиста вваливаются еще двое коллег. Шебутной после холода Димитров чуть ли не лобзатся лезет, сжал руками ладонь Серджиу Пуйке, потряс и атаковал дипломанта цветастой речью поздравлений. Мы с Виктором поначалу ждали когда Федорович наконец отпоздравляется, не дождались, и Виктор полез в сумку и выставил на столик пластиковую бутылку вермута. Темно-розовая, чистая и блестящая, она красивым монументом возвышалась над закусками.

Пуйкэ, краем глаза уловив этот шедевр молдавских виноделов, быстро притянул Федырыча к себе, обнял, сказал "Спасибо", и, видя, что Федырыч рвется поздравлять и дальше, похлопал его по спине и легонько (чтобы не вздумал продолжить речь) подтолкнул к столу. Виктор, уловив смысл момента, взялся разливать вермут по стаканам.

Книжная иллюстрация
Сердижу Пуйкэ рисовал детские рожицы лет тридцать. А потом его заметили в Дании, признали замечательным художником и подтвердили это дипломом Андерсена. Это признание сильно истощило запасы уникального комратского кагора, хранившегося в мастерской художника.
Collapse )

"Фитиль" от замредактора 2

Текст: Олег Таценко
(Facebook)


Продолжение. Начало здесь

09. Ну вот же он — дзот!

Федырыч тут же сбежал к своим развесистым ивам, солнечному блеску воды и шуршащим камышам. Я посмотрел ему в след и начал пробираться через заросли кустов. Дальше за ними сквозь кроны деревьев косыми, чуть дымчатыми лучами пробивалось солнце. Мне казалось, что именно там я найду дзоты.

И нашел. Нашел солнечную поляну всю в ярких полевых цветах, на которых копошились пчелы - где-то рядом была пасека. Я еще подумал, не Леонтича ли это пасека. До нее оставалось километра 3-4. Пчелы легко преодолевают такое расстояние. И вообще, у меня от этого солнечного покоя и сонного жужжания пчел возникло трудно преодолимое желание махнуть рукой на журналистику и все остальное, в особенности на дзоты и Федырыча, поставить тут на недельку палатку, спрятаться от остального мира, наслаждаться видом на желтые поля Украины и питаться темно-синими, подернутыми серым налетом, ягодами терновника.

Развить мечту не получилось. Над буйно разросшимся густым терновником, с трудом, но просматривалось что-то длинное, плоское и серое. О-о-о! Так это же дзот!

То что мы искали по склонам в кустах шиповника, спокойно грелось на тихой полянке, подставив солнцу свою плоскую крышу. Зам будет доволен. Я тем более. Дзот - это лишние 100-150 строк к газетному плану, дополнительный, как говорит тот же зам, "приварок" к зарплате - за командировочные статьи платили по повышенному тарифу.

Полчаса, исколов руки и радуясь, что нашел хоть один дзот, я отгибал и отламывал ветки терновника. Сомнения у меня появились на последних метрах - слишком уж шершавая и неровная стенка у дзота. Но меня это не остановило. Я все равно к нему пробился: непогода, осадки, война - дзоту за 80 лет могло достаться.

Жаль, но это был всего лишь плоский, толщиной в два метра, обломок донных отложений, усеянный желтыми лишайниками. Миллионы лет назад здесь плескалось теплое Сарматское море. Умирая, улитки и всякие там ракушки, оседали на морское дно, прессовались, каменели, в общем проделывали колоссальную работу, растянувшуюся на миллионы лет. И для чего? Чтобы в один прекрасный августовский день выдать себя за румынский дзот.

Сарматское море

Глыбы доисторических донных отложений. Почти румынские дзоты


10. Ну, ладно, может Федырыч что-то нашел

Ничего он не нашел и, похоже, что не искал. Вон он крадется с фотоаппаратом вдоль камышей. Заметил меня, сделал зверское лицо, палец к губам приложил: "Тс-с-с!" - и пробирается дальше. Что это он? Collapse )

"Фитиль" от замредактора 1

Текст: Олег Таценко
(Facebook)


01. И меня в нагрузку...

Если бы не стали болтать насчет отпусков, то возможно я бы никуда не поехал. Да и Федырыч тоже. Газетный карикатурист, он редко приходит на планерки, но тут принесла его нелегкая. Планерка была первая, послеотпускная, потому Федырыч и пришел - отметиться. Заканчивался август - сухой и знойный.

Уже редактор закрыл свой блокнот, уже уставился в монитор, давая понять, что планерка закончилась, и тут кто-то завел разговор, как хорошо было в отпуске на море и вот опять надо браться за работу. Опять статьи, опять строчки и редакционные задания. Я молчал, так как никуда не ездил, но прежде чем уйти из приличия минут пять послушал отпускные впечатления.

Мне бы на минуту раньше выйти, я уже за дверную ручку держался, когда подал голос Александр Федорович. Его сложно не заметить - вечно восторженный лохмато-бородатый тип личности. Вечно суетится и вечно хромает - его когда-то склеили из кусочков. А тут он тихо и незаметно просидел всю планерку.

- А я - выдает Федырыч, - провел отпуск у покровских староверов. Это, знаете, село недалеко от Атак. Самый замечательный в моей жизни отпуск!

Кто- спросил: "А у нас, что, есть старообрядцы?" Кто поинтересовался: "Ну и как у них?" И тут раздался голос, который ни с кем не спутаешь - голос редактора: "Саша, а ты не смог бы туда еще раз съездить?" Федырыч, видимо, кивнул, я не видел - спиной стоял.

- Ну и хорошо, - произнес редакторский голос, - в понедельник с Олегом Юрьевичем и поезжайте.

Вот так. Олег Юрьевич - это я.

Старообрядцы Покровки

Вообще-то, мы к старообрядцам ехали. И где они, где?
Collapse )